65 Views

Тебя здесь не ждали

Безумцы поют свои песни.
Лжецы, антиподы чести,
Груз сто меняют на двести,
Вменяемость на аресты.
Руки по локоть в саже,
Рыла в пуху и даже
Молча сидишь и страшно,
Испуганно тычешь в гаджет.

Мой голос летит сквозь руины
В беспечности мирные дали.
Мой дух оставили силы…
Война, тебя здесь не ждали!

Убери руки от наших детей,
Сводки погибших из новостей,
Расчётливость трусливых идей,
Слабости сильных людей.
Наш удивительный мир
Утратил единственный скилл.
Любовь похоронил
Среди бетонных руин.
В наследство оставил
Войны неприглядные дали.
Память из камня и стали:
Медали, надгробья, парады.

Мой голос летит сквозь руины
В беспечности мирные дали.
Мой дух оставили силы…
Война, тебя здесь не ждали!

Брат 3

Я узнал, что у тебя
Все разрушила война:
И тропинку, и лесок,
В поле каждый колосок,
Речку, небо голубое –
Все, что было там родное,
Родина моя сожгла,
Не оставив и меня!

Бродский был прав

Совершил роковую ошибку: вышел из собственной комнаты.
Сдуру скинул шоры, на свет побежал безропотно.
Срывал по дороге одежду и пыль с омертвевшей кожи,
Но свет оказался прожектором в туннеле моей же прихожей.
Я тщетно пытался выстоять в неведенье, веря как в Бога.
Мой храм разрушил разум, развилки его и чертоги.
В надежде увидеть Францию окно открывал в столицу,
Стоял на карнизе и плакал, и на себя же злился.
Менял запятые местами, на точки, цифры на буквы.
Защиты от внешнего мира осколки сгребаю в руки.
Париж не увидел, но умер. Разбился о стену панцирь.
Хватит с нас уже войн! Простите… спецопераций.

На обломках истории

Благословил Амон на ратный бой,
Анубис приготовил ритуальный танец.
Кровавый месяц молодой
Воды Нила разукрасил в багрянец.
И месяц свеж, луна податлива и легковесна,
А в отражении победоносец на коне.
В очерченных кругах им слишком тесно,
Они поют свои песни войне.

Издалека долго течет багровый Нил,
Издалека долго – конца и края нет.
Кричит Исида среди полей пустынных,
Вот только муж ее вернётся на щите.

Цугцванг тирану, и пирамида лжи падёт
Под ветром перемен, разбрасывая скрепы.
Нет больше государства, патриотизм растёт,
И посыпает голову золой и пеплом
Тот, кто остался человеком средь толпы.
Один на сотню линчующих словами
Он не предаст, не бросит. Пустоты
Не вынесет внутри себя изгой из стаи.
Воспрянет духом на выжженной земле
И знамя правды будет реять гордо:
Пастельными полутонами на холсте,
В беззвучии минорного аккорда.

Издалека долго течет багровый Нил,
Издалека долго – конца и края нет.
Кричит Исида среди полей пустынных,
Вот только муж ее вернётся на щите.

Останки египтян царапинами на камнях
Взывают к совести здесь власть имущих.
Построенная на человеческих костях
Стабильность готовится к прыжку на крае кручи.
Имперность ожила, живёт и будет жить
До полного крушения надежд и веры.
И только Барис продолжает плыть,
Раскачивая волны и вздымая пену.

Издалека долго течет багровый Нил,
Издалека долго – конца и края нет.
Кричит Исида среди полей пустынных,
Вот только муж ее вернётся на щите.

Юра, прости

24 февраля
Мы обесценили, оболгали…
Это начало конца.
Юра, прости, мы всё прое…
Отменить спецоперацию
Не сможет даже Галя
Под очередей овацию.
Юра, прости, мы всё прое…
Сняли Христа с креста,
На грудь повесили медали.
Осталось разбудить вождя.
Юра, прости, мы всё прое…

Поколение Зэт

«Своих не бросаем» на билборде,
Свастика в стеклянных глазах,
Предубеждающая гордость
Под обезличенными комментариями в постах.
Холуя теперь называют патриотом,
Свободный человек – изгой,
С петлей на шее гуляющий по эшафоту.
Страна пронизана войной.


Рисунок: Ежи Дуда-Грач (Польша)

от Андрей Лукьянов

Начинающий автор. Ранее публиковался в журнале "Контрабанда".

Добавить комментарий