178 Views

* * *

Всё может, как угодно, повернуться:
Мир встанет и лицом ко мне – и задом.
Друзья на поле боя обернутся
Врагами у ворот земного ада.
Враги поддержат в трудную минуту:
И пищей обеспечат, и жилищем.
Я сброшу со счетов, но не забуду,
По чьей вине однажды стала нищей,
Благодаря кому смогла подняться,
А позже расплачусь – по их же вере:
Я научилась зло обороняться,
Когда несла громадные потери.
Всё может, как угодно, трактоваться:
– За мысли не посадят?
– Неизвестно!
Я знаю: не поможет отмолчаться,
Но и визжать на дыбе – бесполезно.

* * *

Муторно затишье перед боем.
Замолкают птицы в вышине…
Если мир пойдёт на нас войною,
На моей останься стороне.
Стань моими детскими мечтами –
Я в них верить больше не могу,
Яркими весенними цветами,
Что собрали дети на лугу,
Стань моим решением задачи,
Тёплой кружкой чая в январе,
Стань моей соломинкой удачи,
Стань мне светлой песней на заре.
Если ни к чему сводить нам счёты,
Если честь и искренность в цене,
Стань моим единственным оплотом
Мира в нескончаемой войне.

* * *

Слишком сложно мыслить объективно,
Если мир пошёл на вас войной.
Тошно, страшно, больно и противно,
Как по Сартру – только за стеной.

Воздух будет криками изгажен
И враньём – с ним даже веселей!
Сторона моя – одна и та же:
Я стою (и буду) – на своей.

Я не сотворю себе кумира,
Пусть моей борьбы недолог век.
Выйти в космос – выжить ради мира.
Космос – это каждый человек.

* * *

С утра пораньше прошлое тревожит,
С «Макаровым» врывается во сны.
«Но ты ведь жить не можешь без войны!»
А без меня война, скажите, может?

Заставь дитя изнеженного юга,
Зажав пластину медную в зубах,
В любви не заблудиться проводах,
А голову с реле – понять друг друга.

Влекомая вперёд идеей чистой,
(Таков российской подлости закон),
Я выброшусь, как рыба, на перрон,
А ты поедешь дальше – машинистом.

* * *

Я снимаю мундир,
Я – давно не боец.
Я надеюсь на мир,
Я надеюсь: конец.
Но земля горячей –
Продолжается бой.
Я хочу быть твоей.
Я хочу быть с тобой.

Погибает король.
Погибает палач.
В ранах – крупная соль.
Я – в плену неудач.
За последней чертой
Прохриплю: «Хоть убей –
Я хочу быть с тобой,
Я хочу быть твоей».

Продолжается бой.
Зачинается век.
Каждый смертный – герой.
Каждый бог – человек.
Память пасмурных дней
Чувства смоют волной:
Я останусь твоей.
Я останусь с тобой.

* * *

Чётко выполнил приказ –
Жди заказ.
А у нас в квартире – газ.
А у вас?

Прямо на иконостас
Полилась
Из чумного князя грязь,
А у вас?

Боли в сердце – через раз:
Кто бы спас!
А у нас в глазах – Донбасс.
А у вас?

* * *

Друг мой, сестра моя милая, Машенька,
Любочка, Верочка, Митенька, Пашенька,
Что же болезнь и война с ними сделали,
Что с ними? Как они? Живы ли? Где они?

Кто-то погиб под обстрелом – не мучился,
Кто-то страдал и от голода пучился.
Я без друзей – будто дом без фундамента.
Память им светлая. Темной им памяти.

Страшно от боли лицо искорежится,
Сердце от страха замрет и скукожится,
В стане врага навсегда подытожится:
«Не повторим. Не желаем. Не можется».

* * *

Не плети мне чушь про «уютный дом»,
Про удобный принцип «любить-терпеть».
Ты когда-то спал со своим врагом?
Ты когда-то видел в постели смерть?

Хоть однажды чувствовал вражий стон
До мурашек, до ломоты в костях?
А берег когда-нибудь вражий сон?
Ощущал поганый, звериный страх:

Вот сегодня здесь он, а завтра – нет,
Может, просто с тенью, с обманкой спишь?
Ты на все вопросы ответил «нет»?
Что ж, тогда послушай меня, малыш:

Не впускай врага ни в постель, ни в дом,
Ни зови ни в жизнь, ни в хмельные сны:
На Земле одной вам не быть вдвоем,
Потому что страсть – это дочь войны.

* * *

Спит горизонт. Видит страшные сны:
Мирный рассвет в паутине войны.
Мирное поле – в осколках гранат,
«Сад» заменяют снаряды на «ад».

Мирные дети с винтовкой в руках.
Мирное небо хрипит в облаках.
Мирная девушка, Муза любви –
Красный цветок на последней крови.

Это – война, не простая гроза.
Воин суровый в кровавых слезах:
Сына-младенца от смерти не спас.
Ад на Земле называют «Донбасс».

Славное море – священный Байкал:
Без кандалов каторжанином стал
Я – невоенный ребенок войны.
Озеро спит. Видит страшные сны:

Как догорает с товарищем танк,
Как олигархи играют ва-банк:
Жизнь – этот дар, что не ими нам дан,
Распродают, как мальчишек в Афган.

Нам никуда не сбежать от войны,
Пусть даже выстрелы здесь не слышны.
Главное – помнить, кто истинный враг.
Может, он здесь, в мире ценных бумаг?

* * *

На тех, кого послали воевать,
Тех, кто погибнет там, и кто вернется,
«Чужим», по сути, будет наплевать,
Покуда их рубашек не коснется

Дыхание зловонное войны,
Как перегар больного забулдыги,
Не потревожит радужные сны
И не заставит их носить вериги

В знак траура по жертвам этих войн –
Игрушкам интересов олигархов.
«Чужие» не поднимут волчий вой,
Пока молчит их внутренняя Спарта.

Пока за их порогом тётка-смерть
В известном мерзком облике не встанет,
Политика для них – «кремень и твердь»,
И верят, что никто их не обманет,

Что государство – главный честный страж
Их прав, свобод и общих интересов.
Что Президент – хранитель-ангел наш,
(А несогласных травят, словно бесов.)

У нас за патриотами – прогресс,
Шагай вперёд, умытая Россия!
Блюди национальный интерес,
Наш дорогой правитель и Мессия!

Про нас не снимет фильмов Голливуд,
И НАТО не пойдет нам на уступки,
Но, может быть, потомков строгий суд
Не лозунги зачтет нам, а поступки.

Я этой адской ночью не усну –
С друзьями по несчастью и злословью
Я пью помин за Крымскую весну,
Облитую товарищеской кровью.

* * *

Представьте, что вам объявили войну.
Никто на неё не идёт.
Тебе говорят: «А зачем? Обоснуй!»
Не самоубийца ж народ!
Представьте: оружия тонны лежат,
Никто не берет – не дурак.
Представьте, что некуда больше бежать –
За вами глобальный маньяк
Не гонится, чтобы свободу отнять –
Своей он доволен вполне.
Не нужно хватать и не страшно терять –
Ведь бедных с богатыми нет.
Представьте, что классов с неравенством нет,
Насилия нет – и в отказ
Пойдём перед главным источником бед –
Да, теми, кто создал Донбасс.

* * *

Похоже на Коран – река Корана.
Хорватский город пива – Карловац.
А, знаешь, у домов бывают раны.
Больнее и страшнее, чем у нас.
Когда идёт без цели брат на брата,
Когда стреляет в друга бывший друг,
Тогда не ищут «правых-виноватых».
Здесь – боль и гнев. На сотни миль вокруг.
Здесь поле есть, что минами изрыто,
Подбитый танк. Сгоревший самолёт.
Есть то, что прощено, но не забыто.
Ведь время не стоит. Идет вперёд.
Оно идёт. Возможно, лечит шрамы.
Две церкви здесь по-прежнему стоят,
Но сыну не вернет убитой мамы.
И не очистит, не отмоет яд,
Что впрыснула война когда-то в вены
Не так давно – лишь два десятка лет.
И горы, словно замковые стены,
В военный край не впустят внешний свет.
Гражданская – из войн, возможно, хуже,
Чем все другие. Если о войне
Спросить меня – отвечу: это нужно
Тем, для кого ни жизни не в цене,
Ни наша честь, ни их. Пока – в Модели,
В порядке игр – пусть «детских и простых»,
Потом – в Большой политике, на деле
Наш долг – и войн, и действий боевых
Зачатки уничтожить. Знаю, трудно,
Но этот путь я выбрала сама.
Возможно, покажусь тебе занудной,
Но это – долг и сердца, и ума.
Зову тебя идти моей дорогой,
Пока твой ум и гибок, и остёр.
Твои глаза и ласково, и строго
Глядят в мои из Плитвицких озёр.
Твой голос – шум большого водопада
И песня птиц лесных из-под небес.
Прошу тебя – за труд мне стань наградой!
Мне – надо. Только… нужно ли тебе?


Рисунок: Оксана Будниченко (Украина, Днепр)

Добавить комментарий