52 Views

…ни наше отношение к войне и государству, ни наше мировоззрение по иным вопросам, так-то не изменилось после того, как мы оказались гражданами страны-агрессора. Как мы были против – так и остались. Как не любили идиотов – так и не любим. (Мороженка, Мертвые и Темные Времена – были написаны нами ДО того, как…). Тексты стали пожестче, наверное – вот не пишутся нынче мягкие. Хотя вообще-то – мы добрые, милые и за любовь. И играем «блюзпанк» , где блюз, все-таки, на первом месте. Просто время, что ли, такое…

MorgenMuffel

Мороженка

Когда тоскливо вам и скверно,
кругом разруха и бардак –
вы просто посмотрите верно,
и всё окажется не так!
На самом деле мы – красивы,
и ставим раком целый мир.
(а кроме этого, в России
есть замечательный пломбир –

Мороженка с наркотой…)
Мороженка с наркотой,
мороженка с наркотой –
Hakuna Matata )))

Когда придём куда не звали –
то мы, конечно, всех спасём:
ведь наши деды воевали
и мы, небось, не отсосём.
Мы – победители по жизни,
кто против – пидоры и чмо!
…а кроме прочего, в Отчизне
весьма прекрасно эскимо –
мороженка с наркотой…

У нас есть Лидер – самый-самый,
а также – ядерный елдак.
Пробздеться можно и над ямой,
а без величия – никак!
И сколько б раз нас не спросили –
единым будет наш ответ:
нам охуительно в России –
здесь охуительный шербет.

Мороженка с наркотой…

Hakuna Matata –
у нас всё пиздато.
У нас всё пиздато –
Hakuna Matata…

Мёртвые

…нет, это не война,
Если сюжет таков:
Что ты не делай – всё одно место через…
Нет, это не Луна
В прорезях облаков,
Это похоже больше на чей-то череп.
Как высоко залез –
Вот ведь, какой подлец,
Чтобы любому было понять мудиле:
Мертвенный этот блеск –
Это уже конец.
Всё бесполезно.
Мёртвые победили.

Новый дизайн небес
Ныне над всей страной.
…и ведь кому-то нравится эта дурость…
Если не по себе –
Просто зашторь окно:
Та же хуйня, но можно о ней не думать…
…ты будешь пьян и слаб,
День будет сер и хмур,
Капли по лужам – время не для идиллий.
Свет от немногих ламп
Не разгоняет тьму.
Но это не важно.
Мёртвые победили.

Шьёт за стежком стежок
Норна опять не то,
И не понять, с чего ерунда выходит…
Есть у тебя, дружок,
Кожаное пальто?
Ты прикупи – они скоро будут в моде.
Льётся по трубам гул,
Льётся в эфир пиздёж:
Как хорошо всё будет при новом стиле…
…а на дворе – июль.
И мерзкий осенний дождь.
И лета не будет.
Мёртвые победили.

Но ты-то пока живой?
И даже немного горд:
Выжить средь мёртвых – это вообще-то опыт.
Так подожми живот,
И просто иди вперед.
Даже, когда кругом маршируют в жопу.
Просто иди на свет.
Просто наплюй на тень.
Просто иди – брусчатку топчи и гравий.
И будет еще рассвет.
И летний погожий день.
Все ещё будет.
Мёртвые проиграют.

Тёмные времена

Тёмные времена, деточки,
тёмные времена.
Мир разграничен на клеточки
с неба и до дна.
Может, конечно, и так выдаться,
чтобы из клетки тебе выбраться –
но лишь подумаешь, что вырвался,
вокруг еще одна…

(ночь пройдет…)

Грязные времена, девочки,
грязные времена.
В небе висит золотой денежкой
маленькая Луна.
Но это не повод для романтики:
все ваши ленточки и бантики –
это не более, чем фантики
в грязные времена

(ночь пройдет…)

Грозные времена, мальчики,
грозные времена.
Это уже не игра «в танчики» —
это уже война;
пахнет не мамкиными плюшками,
а раскалившимися пушками,
с водкой покоцанными кружками –
так воняет война.

(ночь пройдет…)

Стрёмные времена, милые,
стрёмные времена.
Там, где паслись хиппари мирные –
уличная шпана.
Там, где никто не возьмет за руку,
там, где уводят любить за угол,
там, где теряют себя за укол –
там всему хана…

(Но, ночь пройдет…)

Козлина

Это был бы прекрасный март –
но его расстреляли системой «Град».
А за ним бы пришел апрель –
но поют не птицы, поёт шрапнель.
Кто нам так подосрал с весной?
Нам известно имя его, друг мой,
и если выйдет взглянуть в глаза –
мы хотели б ему сказать:

Да пошёл ты,
старый козлина,
время – лавина,
время снесёт тебя,
хоть ты спрячься
в Тёмную Башню –
это не страшно:
время снесёт тебя.

И я писал бы свои стихи –
но писать стихи больше не с руки.
И мы играли бы рок-н-ролл –
только рок-н-ролл по пизде пошел;
и язык свой на раз-два-три
в анус всунули бывшие бунтари:
промолчи – обретёшь уют…
…ну, может хоть про себя споют:

Да пошёл ты…

Там, где песня почти что стон,
наше слово не одолело хтонь;
где внутри у любого зверь,
наша музыка не сломила херь…
Но мы сыграем ещё концерт
с нашей лучшей песней в его конце,
когда маятник сдаст назад.

А пока мы хотим сказать:

Да пошёл ты…

Весна’22

Скоро будет небо синим, как купорос,
и скамейки с урнами свежую примут краску…
У меня, к вам, собственно, только один вопрос:
как же вы, собираетесь, суки, праздновать Пасху?
Как же вы понесёте святить свои куличи,
разговляться будете как шашлыками от каши манной?
Если где-то криком ребёнок чужой кричит:

ну, пожалуйста, дядечки, не стреляйте в мою маму…

К нам пришедший две тысячи лет назад,
разделивший мир на «до/после» легко и чётко,
вас увидев в церкви, с креста отведет глаза:
я не знаю вас, лицемеры. Идите к чёрту.
И сквозняк загасит свечки у вас в руках.
Воск пятном кровавым на пальцах у вас застынет,
руки вымыть можно. А душу отмыть – никак,
так что привыкайте: вы меченые отныне.
Поддержавший зло навсегда пересёк черту
(даже если в жизни не тронул и птахи малой,
и постился в срок) – всё теперь ему ни к чему.

Потому что: …дядечки, не стреляйте в мою маму.

Как я заебался

Мой сосед хочет,
чтоб все пошли на войну.
Он прямо, сука, дрочит
на то, что все пойдут на войну.
Кровища и убийства – это ж так хорошо…
(ну, то есть, чтобы все пошли – а он не пошёл)
он дома на диване преотлично защищает страну.

…и можно было б объяснить ему простыми словами,
Но, мама, как мне надоело спорить с мудаками…
как же я заебался, как же я заебался, мама…

Мама, как мне надоело спорить с мудаками…
Мама, как мне надоело спорить с мудаками…
как же я заебался, как же я заебался, мама…

Вот юный идиот
с вулканами прыщей на лице,
ему никто не даёт –
и он мечтает о большом пиздеце:
чтоб над Москвою и Парижем вырос ядерный гриб
чтобы другие все погибли — ну, а он не погиб
и женщины дрались за право прыгать у него на хуйце.

…и можно было б объяснить ему, что проще – руками,
но, мама, как мне надоело спорить с мудаками…
как же я заебался, как же я заебался, мама…

Мама, как мне надоело спорить с мудаками…
Мама, как мне надоело спорить с мудаками…
как же я заебался, как же я заебался, мама…

Крыса на трибуне
вещает «за великий народ»:
победа нашей будет
(и всякий прочий полный вперёд)
Придётся потерпеть, конечно, несколько лет…
(ну, то есть всем придётся, ему так-то – нет)
Он то ли врёт, а то ли идиот – кто их там разберёт…

Кто слушает его – едят говнище кусками…
их много – и приходится общаться с мудаками…
как же я заебался, как же я заебался, мама…

Мама, как мне надоело спорить с мудаками…
Мама, как мне надоело спорить с мудаками…
как же я заебался, как же я заебался, мама…


Рисунок: Весна Делевска (США)

Добавить комментарий