116 Views

Кружево

За окошком ветер со стужею…
Где ты, милая? Вяжешь кружево?
Всё сидишь одна, спутав день и ночь,
И не может горю любовь помочь.
Рыхлый снег опять залепил окно,
Сутки напролёт в комнате темно,
Не увидеть свет, не увидеть след
Дома нет меня уже столько лет.

Как стена за домом стоит тайга,
По тайге упрямо кружит пурга,
За тайгой река, за рекой в глуши
На десятки вёрст ни одной души,
На рассвете эхом собачий лай,
Счистишь снег с тропинки в пустой сарай,
Выпьешь молока, сядешь у окна,
И опять одна, круглый год одна.

Не найдут в тайге молодых костей,
Не придёт домой от меня вестей,
Под секретным грифом стоит запрет,
И могил в тайге по бумагам нет,
Есть плакаты, лозунги, путь вперёд,
Есть враги народа и сам народ,
Есть почин великий и новый быт,
А пропавший без вести позабыт.

Поражение

По горящим лесам, по горящим степям
К неизвестным краям на неведомый срок
Покидая свой дом, отступают войска –
Наша линия жизни идёт на восток.

В этих лицах нет чувств, вместо них только боль,
Потому что уход – только наша вина.
И взрывается смерть над твоей головой,
И никто не спасёт – ни Господь, ни страна.

Революций и войн не хватило земле,
Надо выжечь дотла, что огни обошли,
И неважно уже, что хотели в Кремле,
Раз стреляют в упор и враги, и свои.

Кто-то сдаст себя в плен иль умрёт как герой,
Но военный оркестр не сыграет по нам,
Потому что в конце проиграет любой –
Кто убитым сгниёт, и кого ждут по домам.

Амнистия

Холод лютый по степи разливается,
Видно, мой последний час приближается,
Да прощаться уже с милыми поздно мне,
Слишком я зажился в мире под звёздами.

Ох, ты Марьюшка моя, друг мой ласковый,
Как умел, тебя из смерти вытаскивал,
Но когда ты прошептала «больше не могу»,
Сел в телегу, развернулся и рванул в пургу.

Сыновьям всё, что мог отдать, дал, не жадничал,
Денег не было – добром переплачивал,
Дома не было – учил, как построить дом,
Хоть и строг был, но хвалил, да любил при том.

Но настали времена, что хоть плачь, хоть вой,
По этапу нас уводит в тайгу конвой,
Ни себя не уберёг, ни детей не спас –
Знать, и вправду Господь Бог позабыл про нас.

В Казахстане лейтенантом-охранником
Был убит мой младший сын, звали Павликом,
А в штрафбате под союзной символикой
Пулю встретил старший сын мой Николенька.

Ждать свободы – наказанье небыстрое,
Умереть здесь можно лишь по амнистии,
Упокой, Господь, мою душу грешную,
Пусть с родными буду вместе по-прежнему.

Окружение

Немедленно снимайте бронепоезд с рельсов – дело плохо,
Оружьем, провиантом обеспечить не смогу – не в силах,
Не пойте, приближается безвременный конец эпохи,
И динамит – оружие террора, если нет тротила.

Задача: выходить из окружения любой ценою,
Скорее, невзирая на потери, проникать на воздух,
Но знайте, что награда вас не ждёт, забыты вы страною,
Вернувшись, поскорее разойдитесь, или будет поздно.

А я уйду, обманывая вражеской разведки планы,
Не зная и не думая о том, кому служить примером;
Уютный особняк – таков логичный эпилог романа,
Любовь, предательство и остальное в пуле револьвера…

В страну вернётся благодать

Влюбившись в жизнь, ни дня не прозевали.
Мы многое с тобою потеряли,
Но больше ничего здесь не найдём.
Сквозь грязный снег тревожный черный ворон,
Наивный гордости собою полон,
Замедленный свой ускоряет бег.

В огне овраг. Последние реликты
Выносят торопливые вердикты,
Стреляя ни за что, за просто так.
А я сижу в холщовой спецодежде,
Где по карманам – стылые надежды,
И красоту в золе костра ищу,

Но не найду, а завтра – поиск снова.
Я на допросе не найду ни слова,
Но всё, что надо, я произнесу.
Погаснет свет, во тьме скребутся тени,
Надежды больше нету на спасенье,
И ангела с ключами тоже нет.

Наутро свет. Повсюду кучи пыли,
Вчерашнее не вспомнить без усилий,
Но про него напоминает смерть.
Нет сил бежать, точнее, нету смысла,
Стреляй, майор, безжалостно и быстро –
В твою страну вернётся благодать…

Письмо

Ожидание – смерть,
мы зажаты в тиски, всё вокруг – западня,
Догорают костры,
умирает огонь, закатилась луна,
Я три ночи не сплю,
в голове чехарда, но мной движет одно:
До утра написать
и отправить тебе на прощанье письмо.

Позиции брошены и помощи нет,
Я шлю перед смертью запоздалый ответ,
Хоть я опоздал, всё давно решено,
Я успею хотя бы написать письмо:
«Прощай. Мы сделали всё, что могли.»

Коротка жизнь свечи,
но моя не длинней, и я, наверное, дурак,
Ничего не вернешь,
очень жаль, что опять всё решилось не так:
На кургане трава,
за курганом обрыв, и темнеет вода –
Слишком легкий конец,
ведь схожденье с ума не составит труда.

Мне придется в конверт
для тебя положить полотняный платок,
Если плакать, так плачь,
хоть я сам виноват, что всё сделать не смог,
Умирать – так вперёд,
горевать – поскорей, если жить – так добро…
Что ж, похоже, рассвет,
время вышло давно, и я закончил письмо.

Мы идём по бескрайней равнине

Мы идем по бескрайней равнине,
Нас ведут облака и звёзды,
Путь громадный, отчаянно длинный
И лишь несколько раз берёзы
Говорили столетней иве:
«Им скорее б вернуться домой!».

Мы идем по берегу моря,
По морскому песку золотому,
Подпевает нам грохот шторма,
Подпевает нам шум прибоя,
И мы слышим голос моря:
«Им скорее б вернуться домой!».

Мы идем по выжженной степи,
Нас ведут только ржавые рельсы,
Города словно мертвые дети
Будто шепчут: «Держитесь вместе»,
Но вокруг лишь только зола и пепел,
Нам скорее б вернуться домой!

Мы подходим к цели скитаний,
Но открыты безжизненно двери,
Разве стоило это стараний,
Разве для того птицы нам пели,
Гром и шторм для того грохотали,
Чтоб вернуться нам так домой?

Некуда податься

Всё подтвердилось: двери открылись,
Радуйся – вот она, Божья милость,
В наших успехах ни счастья, ни прока,
Если так тошно, так одиноко.
Некуда податься…

Шок прекратился, но легче не стало.
Кто-то орёт: «Начинай все сначала!»,
Ах, отчего же спасения нету?
Вот вам свобода, вот вам победа!
Некуда податься…

Слышишь раскаты далёкого грома?
Вот со стены полетела икона,
И Иисус лицом землю пропашет –
Нету России бескрайней и краше!
Некуда податься…

Старые вещи чихают в чулане,
Всё под замком, только ключ отобрали –
Так сотворение начиналось,
Напоминая, как мало осталось!
Некуда податься…

от Алексей Караковский

Родился в 1978 году в Москве. Музыкант, поэт, прозаик, путешественник. Лидер рок-группы "Происшествие"; также играю и сочиняю в музыкальных проектах "Ложные показания", "Кюрасао" и др. Администратор сайта Московского союза литераторов, а также журналов "Контрабанда" и "Точка зрения". Веду социальные сети Московского союза литераторов, журналов "Контрабанда" и "Точка зрения", поэтический паблик "Северная земля" и др. С 2010 года руковожу издательскими программами компании "Алькор Паблишерс", в рамках которых было напечатано более ста произведений современной художественной литературы.

Один комментарий к “Из альбома «Белая ложь»”

Добавить комментарий