160 Views

Иван Никитич был мёртв

Иван Никитич был мёртв.
Он родился таким, как и все, он пошёл в детский сад,
И в школе правой рукой
под надзором учителей он карябал диктант.
По телевизору мёртвый генсек обещал
Добомбить умирающий Афганистан,
И было много ещё не охваченных бомбами стран!

С семьёю повезло: есть и мать, и отец,
Три ставки в средней школе, чтоб был полный капец,
Пора быть человеком, Ваня, вот тебе повестка – пляши!
А в том, что пуля дура, разве ты виноват,
Дают приказ – стреляй, будь как нормальный солдат,
Ты мёртвый, для чего тебе, Ванюша, оставаться живым?

Ему пока тридцать пять,
Есть, конечно, жена, для комплекта трое детей,
И круглый день у руля –
Как иначе прожить в этом мире больших скоростей?
Он очень любит смотреть телевизор,
Он лучше всех знает, что было рассказано там,
И было мало ещё не охваченных трассами стран!

Он шпарит по проспекту, и ему всё равно,
Сосед убит в Чечне, но это было давно,
К тому же, означает то, что Штаты, как всегда, не правы.
Зато в церкви – услуги Иисуса Христа:
Поставил свечку – совесть, словно в детстве, чиста,
Ты мёртвый, для чего тебе, Ванюша, оставаться живым?

А рядом ехали те,
Кто знал о смерти, поверьте,
Гораздо больше граждан страны,
И, судя по красоте
Кинофильмов и книг, эти данные были верны.
На чёрных ритуальных машинах
Тела арестантов везли в большой котлован,
И было мало уже не охваченных службами стран!

Есть шанс на искупленье твоей части вины
За жертв и разрушения текущей войны,
Но мёртвому не больно, он, исчезнув, превращается в дым.
В стране с советским гимном и баблом на развес,
Где церковь и разведка вместо КПСС,
Старайся, несмотря на весь позор, остаться живым!

Ему уже пятьдесят,
Он заслуженный служащий в своём панельном гробу,
Чему, конечно же, рад,
Так и есть – упрекнуть даже в мелочи не в чем судьбу.
Конечно, пенсия курам на смех,
Но он голосует за «Путинку», дайте стакан,
И было много ещё не охваченных русскими стран!

Нас много, миллионы, кто-то жив, кто-то нет,
Одни свободны, кто-то жертвы правящих сект,
И все без исключения в ответе за страну и режим,
Конечно, если ты подох, то что с тебя взять?
Быть русским – значит просто перестать убивать,
Так, может, ради этого и стоило б остаться живым?

Поражение

По горящим лесам, по горящим степям
К неизвестным краям на неведомый срок
Покидая свой дом, отступают войска –
Наша линия жизни идёт на восток.

В этих лицах нет чувств, вместо них только боль,
Потому что уход – только наша вина.
И взрывается смерть над твоей головой,
И никто не спасёт – ни Господь, ни страна.

Революций и войн не хватило земле,
Надо выжечь дотла, что огни обошли,
И неважно уже, что хотели в Кремле,
Раз стреляют в упор и враги, и свои.

Кто-то сдаст себя в плен иль умрёт как герой,
Но военный оркестр не сыграет по нам,
Потому что в конце проиграет любой –
Кто убитым сгниёт, кого ждут по домам.

Оккупация

Свинья обезвреживает свинью,
следит за козой коза,
Иду себе мимо и не смотрю –
На это смотреть нельзя.
Мой город окутан свинцовой мглой,
не пропускающей свет:
Здесь раньше был каждый второй живой,
но больше живых здесь нет.

Наш дряхлый диктатор совсем не спит –
а вдруг кто придёт во сне?
Я думал, он – вымирающий вид,
но, видимо, не совсем.
Ноябрь подёрнут скупой сединой,
Прощайте, шестнадцать лет!
Здесь раньше был юным каждый второй,
теперь молодых здесь нет.

Троллейбус ржавый лежит на боку,
и линию чертит мел,
Я тоже, как он, уже не могу,
что раньше легко б сумел.
Господь, дай мне сил пережить войну,
чтоб всё же увидеть дни,
Когда все, кто выжил, разом поймут,
что всё ещё впереди.

Красные пруды, Чистые ворота

Поедем на свадьбу в совхоз Коммунарка,
Чтоб слиться в единстве за общим котлом,
Отдай, что не жалко, возьми, что не жалко,
Вперёд к коммунизму усни райским сном.
Красные пруды, Чистые ворота!

Жестокие ангелы в кожаных куртках
Готовы вести нас с тобой до конца,
Оденемся в белое, белое, белое,
И будем как дети в кровавых венцах.
Красные пруды, Чистые ворота!

Сквозь прутья сияло нам солнце свободы,
И Сталин великий нас всех вдохновил
На голод и каторжные работы,
Объятия гостеприимных могил.
Красные пруды, Чистые ворота!

Первое сентября

Мариэтте Чудаковой

Начинается день. Оживает райцентр.
Измождённые люди выводят печальных детей.
Им пора на урок, так с рожденья положено всем.
Торжественный час – контрольный диктант
О величии прежних побед и бескрайней страны,
Но слышишь? Кто-то смеётся за дверью с другой стороны!

Здравствуй, день нашего неверия,
Праздник первого сентября,
Первого сентября, первого сентября,
Этот день мы начинаем
С уроков лисьего языка,
Лисьего языка, лисьего языка.

Городок на реке, названный в честь
Позабытого ныне деятеля ВКП(б),
Не мечтает о классовой, да и всей прочей борьбе,
Каждый третий стучит, и повсюду менты,
Не показывай им, что терпеть твоих сил больше нет,
По хрущёвкам шатается нечернозёмная смерть.

Здравствуй, день нашей несвободы,
Праздник первого сентября,
Первого сентября, первого сентября,
Этот день мы начинаем
С уроков птичьего языка,
Птичьего языка, птичьего языка.

Тот, кто душит тебя, конечно, будет твердить,
Что в почёте терпение и всепрощение.
В храме сеанс бессловесного пения.
Но если всё потерял, то, значит, есть шанс
На огромный простор до далёкого моря,
На любовь без оглядки, без страха, до боли.

Здравствуй, день нашего рожденья,
Праздник первого сентября,
Первого сентября, первого сентября,
Я хочу увидеть время
Уроков русского языка,
Русского языка, русского языка.

Про ментов

В семье родился мальчик – значит, будет ментом.
А может и не мальчик – всё равно ментом.
Ну, конечно, ментом, только ментом,
Не рыбкой, не собачкой, не сиамским котом.
Родился ментом, женился ментом,
А мальчик или нет, узнаем потом.

Привольно и богато живут менты,
Оружие, зарплата, власть и понты.
Так иди в менты, вступай в менты,
Туда подходит каждый – подойдёшь и ты.
Давай скорей в менты, без раздумий в менты,
Ведь все, кто не менты, те дрянь и скоты.

Развалены заводы, но полно ментов,
Нет денег у народа, но ментов как жуков.
И мы гордимся страной, ведь испокон веков
Россия – мировой производитель ментов!
Длинноногих ментов, белокрылых ментов,
Нажал на кнопку – целый серый полк готов.

Тебе нужна культура? Обращайся к ментам,
Тебе нужна наука? Иди к ментам,
Чистопородным ментам, голубоглазым ментам,
Ласковым любовникам, надёжным друзьям.
А если где-то срам, сигнал тревоги дан
На помощь диким странам и отсталым мирам.

В Европе беспредел – мы к ним отправим ментов,
Стреляют азиаты – тоже вышлем ментов,
Мы поставляем ментов, отборных ментов,
Духовно совершенных во веки веков.
С горячим сердцем ментов, с острым взором ментов,
Известный в мире экспорт от пустынь до льдов.

У каждого должна быть в жизни мечта,
Если ты девчонка, то роди мента,
Потом второго мента, потом ещё мента,
Четвёртого и пятого – конечно, да!
И если ты сильна, бодра и весела,
Тогда тебе спасибо точно скажет страна.

Не надо говорить нет, любой семье нужен мент,
И даже наш президент, в душе, конечно же, мент.
Забудь про белый билет, беспроводной интернет,
А если ты не мент, то иностранный агент!

Господь узнает своих

Никогда не скрывайся,
Всё равно опознают
по шороху ангельских крыльев,
Всё равно с поднебесья
Стройный хор запоёт
и разверзнутся хляби земные,
Ну а ночью, конечно,
Все светила соскочат с орбит
и новых созвездий
Устрашающий облик
Однозначно позволит увидеть в них
скорый конец.

И распахнутся тюрьмы,
И покинут их те,
кто по жизни и так на свободе,
Потому что с рожденья
Эту ставят печать,
и её приговором не смоешь,
Никаким легионам
И омоновцам – тем,
что один против поля не воин,
Не добиться успеха,
Загоняя в обратно в бараки
восставший народ.

Мы готовы к победе
И к могиле, конечно же,
тоже морально готовы,
Это дело такое –
В Страшный суд нету разницы –
хочешь, спроси Иоанна,
Но почище библейских
В нашей жизни сейчас откровенья,
следи за руками,
И вообще будь отважен,
Ты же знаешь, Господь,
как известно, узнает своих.

Божье веретено

«И ввели девиц в храм Господень. И сказал первосвященник: бросьте жребий, что кому прясть»

Протоевангелие Иакова, Х

Девочка-дикарка трёх с половиною лет
Танку грозит кулачком – и пятится колесо,
Дядя большой и сильный, дядя настроил ракет,
Девочка святая, ей невдомёк это всё.

Плеть обвилась на шее связанного раба,
Голод и агитпроп задушат любой народ,
Главное – не показать, что мёртвая ткань слаба,
Главное, всё по приказу, не дай Бог наоборот!

Мы родились не в России, но разницы, в общем, нет –
Где мы умрём, не скажет ни Сечин, ни Лев Толстой,
Девочка-дикарка трёх с половиною лет
Не уходи, пожалуйста, рядом ещё постой!

Вертится унылое божье веретено,
Словно других траекторий вовсе в помине нет,
В этой стране состарились все, кому не смешно,
Только лишь дети такими не станут, нет!

Господи, верую, эти девочки нас спасут,
Даже, тех, кто не хочет, тех, кто не верит в них,
Вместо суда районного грянет Последний суд,
Вместо печали этой светлый прольётся стих…

Поколение в штатском

Мы ждём окончания этой войны,
Моля всех богов о скорейшей победе,
Но знаю, что после кровавой зимы
Наступит не менее страшное лето.
Приходят составы с далёких фронтов,
И вроде бы хочется петь и смеяться,
Но, сняв униформу, подходят с боков
Не просто сотрудники, нет –
Поколение в штатском.

Героев войны на героев труда
За пару вождей разменяла эпоха,
И то, что казалось уже навсегда,
Как видно теперь, охраняется плохо.
В отечестве правильных мыслей и слов
Нельзя ни читать, ни писать, ни влюбляться,
Когда ты и сам постепенно готов
С восторгом стать пешкой в игре
Поколения в штатском.

Теперь за идейность не дашь и рубля,
И красные звёзды пылятся на складе,
Но тот, кто так прочно застыл у руля,
Не просто стоит – он как будто в засаде,
Партийные храмы настроены впрок,
И нити сжимают святейшие пальцы –
Исполни свой патриотический долг:
На исповедь поторопись
К поколению в штатском.

Мне все говорят, что повсюду враги,
Что зла нам желают те страны и эти,
Но только лишь русских ментов сапоги
Пинают знакомых, друзей и соседей.
Лишь русский судья унижает старух,
Лишь русский чиновник не может накрасться…
Я в этой стране и рождён, и умру –
Увидеть бы только в аду
Поколение в штатском.

Майор Савельев

Савл! Савл! Что ты гонишь меня?
Я Иисус, которого ты гонишь.
Трудно тебе идти против рожна.

Деяния, 8:4-5.

Майор Савельев принял приказ идти к Ханкале,
Его бойцы несли огонь и смерть по земле.
Но голос с неба вдруг возопил: «Паша, Паша,
Что делаешь, отчего гонишь меня?
Брось оружие прочь, не убий,
Не иди, Паша, против рожна!»

Майор Савельев свернул с пути, нарушив приказ,
Он выбросил рацию, разоружил и уволил спецназ,
Ярче солнца сиял ослепительный свет,
громче взрывов слышался трубный звук,
огневые позиции у БТР
стали лишними вдруг.

Майор Савельев пошёл по Кавказу учить народ,
И трибунал его отыскать не мог пятнадцатый год,
Он творил чудеса у всех на глазах,
Воскрешая убитых, врачуя слепых,
А в больнице Семашко он обратил
Сорок тысяч еле живых.

Майор Савельев был схвачен разведкой неведомо где,
В Москве его дело решалось в высшем военном суде.
Слишком тягостен вес неучтённых чудес,
На почётном престоле скучает главком,
У него куча дач, за границей счета,
У него ФСБ, ОМОН и Газпром.

Майор Савельев принёс свет веры к его ногам,
Но смерть всегда начертана тем, кто берёт её сам.
Говорят, что билеты на казнь
Улетели за сутки в кассах музеев Кремля,
И когда кровь майора лилась на бетон,
Задрожала земля.

Майор Савельев – народный герой, его помнят все.
Главнокомандующий всё ещё жив, хоть и не совсем.
У обвинителя нет ни шанса спастись
в ослепительно белом предвечном суде.
Так ты иди вслед за тем, кто проложил дорогу
По мёртвой воде.


Рисунок: Алекс Гросс (США)

от Алексей Караковский

Родился в 1978 году в Москве. Музыкант, поэт, прозаик, путешественник. Лидер рок-группы "Происшествие"; также играю и сочиняю в музыкальных проектах "Ложные показания", "Кюрасао" и др. Администратор сайта Московского союза литераторов, а также журналов "Контрабанда" и "Точка зрения". Веду социальные сети Московского союза литераторов, журналов "Контрабанда" и "Точка зрения", поэтический паблик "Северная земля" и др. С 2010 года руковожу издательскими программами компании "Алькор Паблишерс", в рамках которых было напечатано более ста произведений современной художественной литературы.

Добавить комментарий