99 Views

* * *

Это вызрела ваша ненависть –
рвётся бомбами, льётся «Градами»,
неуслышанность бьёт рефренами,
разобиженность ваша – зрадою,

бред особого назначения –
апокалипсис так и выглядит.
От бессилия есть лечение –
в жертву родине сына вырастить.

Но должно же быть
что-то вечное –
между берцами и шлем-масками,
бьётся техника да ломается –
упрощается человечья быль.

Я чужой войной переполнена –
я в своей сейчас дезертирую.
Кто засеет вас, льны, подсолнухи,
как найти в себе перемирие?

Тут не рукопись – сразу летопись,
гул винтов в ночи, страх во мне включи,
нет убежища, нет и крепости,
где ты, родина? Нет ведь, хоть кричи.

* * *

Мы не виноваты. Но нам не отмыться.
Мы всюду чужие. Особенно дома.
Не клята, не мята, не сныть, не мелисса –
от ужаса взглядом уткнёшься в ладони,

сотри себя с диска, из памяти, с флешки,
готовься, оденься по первому сроку,
гляди – в дыры окон, дверей головешки –
ты взят на прицел украинским барокко.

Скорлупка сознания кажется хрупкой,
совсем ненадёжной – но двинуться рано,
не всё ещё знаешь… Молчит Мариуполь
тревожней пустыни в преддверье бурана.

Злословит ведущий, злорадствует пресса
агитновостями четвёртого рейха.
Всей пятой колонной взорвать поднебесье –
и то – не простится, вот разве прозреют…

* * *

Полтавська та Сумська – повiтряна тривога,
В Ростовской и Воронежской – дожди.
Нет, я не знаю – как. Но боли слишком много,
Зовёт в наивный бой с запасного пути.

В Москве сезон дождей, вождей и олигархов –
кто в течке, кто в гону – на полстраны,
возня бобра с козлом, всё ставится на карту –
религия любви с религией войны.

Ликует постмодерн постправды, постковида,
постсовести – давай начистоту,
от северных морей гештальты не закрыты
и до крылатых львов на Банковском мосту.

Комп в феврале сказал – фатальная ошибка.
Уехать? Бегство – тот ещё протест…
Не кончится зима – весны не заслужили.
Нас не отпустит жить их проклятый контекст.

* * *

Не хотели
Церетели –
получите бюст тирана.
Капает вода из крана.
Это румба гаэтана.

А культура тут в трёх видах:
утром – церковь,
днём – коррида,
вечером – бордель,
но всюду
кукловоды куклы вуду.

Разучившись улыбаться –
по зубам уже не плачут,
крохотную храбрость прячут
с глаз подальше, за зубами,
в тесном гнёздышке маршрутки
прячем маленькую гордость,
веру в торжество рассудка.
Сер, послушен – значит, годен.

Сеем, косим, забиваем,
серп и молот на подкорке,
вид – лихой, придурковатый
с восхищённым воплем в горле.

* * *

Навсегда развели в Николаеве мост,
так и входит в сознание вечности след,
так и входит понятие возраста в мозг –
под созвездием Лоха, на грешной земле.

Первобытная дикая стынет вода,
Ирод мальчиков режет – так было всегда,
хоть на пляжах полно золотого песка,
и волхвы – Мельхиор, Балтазар и Каспар…

Он – не царь, просто мелкий плешивый царёк,
потерявший реальности светлую нить,
отдавать ему честь, делать под козырёк –
или души бессмертные наши хранить?

Раз в пятнадцать столетий вулкан говорит,
вулканическим пеплом накрыло Мадрид,
самолёты блуждают в искристом дыму,
заслонившем прозрачную звёздную тьму.

Ничего не меняется, просто течёт.
Ирод мальчиков режет, но это не в счёт,
дети грязных подъездов, разнузданных нот,
жертвы хлорки, загруженной в водопровод,
городские плебеи бездарных господ.

У ДК сам Ильич указует перстом –
порыжевший, немытый, и страшный притом.


Рисунок: Хосе Луис Серсо (Испания)

от Ольга Андреева

Ольга Андреева — автор восьми поэтических сборников. Стихи опубликованы в журналах «Новый мир», «Нева», «Prosodia», «Южное сияние», «День и ночь», «Плавучий мост», «Эмигрантская лира», «Дети Ра», «Новая Юность», «Крещатик», «Зинзивер», «Аргамак», «Ковчег» и др. Лауреат конкурса «45 калибр» (2013, 2015). Дипломант Тютчевского конкурса (2013). Финалист Прокошинской премии (2014), дипломант конкурса «Русский Гофман» 2019 и 2020 года. Лауреат интернет-конкурса «Эмигрантская лира» 2019 и 2021 г., диплом конкурса «Антоновка 40+» в 2020 году. Член жюри конкурсов «Провинция у моря» (2016) и «45 калибр» (2017-2021), Праймериз к Турниру поэтов (2020-2021) и других. Проза публиковалась в «Неве», в журнале Юрия Кувалдина «Наша улица» и в «Поэтограде» Евгения Степанова. Живёт в Ростове-на-Дону.

Добавить комментарий