73 Views

* * *

Поиграй мне, месяц, на губной гармошке.
Говорят, ты можешь, говорят и плачут.
И полынным мёдом в час по чайной ложке
Поят певчих в хоре. Ничего не значат

Все псалмы святые, если стонут люди,
И пылают храмы, высыхают рыбы.
И девчонка пляшет с головой на блюде.
Вот Креститель умер, да и мы могли бы.

И сквозь толщу неба всё земное войско
Ангел видит плохо, словно рыба – лодку.
Люди смотрят гордо, обжигаясь воском,
И святую воду превращают в водку.

Убитому

Где-то в Персии или Китае
Воплотится он в следующий раз,
На фарси «Белый клык» прочитает,
В медресе все экзамены сдаст.

Полумесяц мечети в Рамсаре
Гладью вышит на синей парче.
Он легенду магрибских корсаров
Расшифрует на древнем мече.

Коль писать, то шафрановой вязью,
Коли петь – так под лютню и даф.
Только чёрная вишня в подглазье,
Только вереск растёт сквозь рукав.

* * *

В тревогах личных позабудут люди,
Как снег мешался с кровью по весне.
На каторгу отправится Нехлюдов,
Пока другие празднуют «На дне».

Так празднуют, что разлетелись птицы,
В стаканах копоть, свечки на полу.
И в цвет гвоздик бордовые глазницы,
И липнет мошка к потному челу.

Распятьем размешали медовуху,
И стражник пляшет вместе с чернецом.
Как ни стучись к ним – глухо, глухо, глухо.
Не стой за дверью с горестным лицом.

Иди в поля, за речку, за пригорок,
Потрогай вереск, в небо погляди.
Пусть за спиною пекло, Молох, морок,
Всё ценное
по-прежнему
в груди.

* * *

Окошко на мансарде – выход в небо
К свободе, к самолётам, к облакам.
Под утро исчезает звёздный невод,
Селены сердоликовый бокал.

Под утро кровь спокойна, будто Лета
Течёт сквозь тело спящее твоё.
И не смертелен выстрел арбалета –
То солнца луч пронзил насквозь жильё.

Жильё, где ангел был скромней кухарки,
Где чёрт во фрак рядился и курил,
Где феи детям прятали подарки,
И камень – фиолетовый берилл –

Соседствовал с миланской табакеркой,
Где у стихов был собственный алтарь,
Где к жизни подходили с новой меркой
Мой внутренний портной, судья и царь.

Где гости пили Кьянти и Ламбруско,
А я абсент – полынь, чертополох.
Был Бог со мной незлобивый и русский,
По вечерам всходил под потолок.

А ночью снились взрывы и ракеты,
И степь, и церкви, море и тюрьма.
И кровь текла в пределах личной Леты,
И в По впадало Горе от ума.


Рисунок: Оливье де Сагазан (Франция)

от Александра Скребкова-Тирелли

Родилась в Уфе в 1980 году. С 2000 живёт в Италии. Печаталась в журналах "Фабрика литературы", "Prosodia" , "45 Параллель", "Московский Bazar" и т.д. Лауреат конкурса "45-й Калибр" (2021).

Добавить комментарий