84 Views

Одуванчик

На лужке желтеет одуванчик.
Голубеет венчик василька.
На сгоревшем пепелище – мальчик
Чёрным хлебом кормит голубка.
В небесах – стрижи, снаряды, дроны.
Самолёты. Сполохи ракет.
Этот мальчик понимает, кто мы.
И не улыбается в ответ.

Снимай шинель

В одном окопе наши деды
Ютились, прячась от свинца.
За перемогу. За победу.
Во имя сына и отца.

А вы?! Ничтожные потомки!
Каким дурманом обуян
Беду таскающий в котомке
В Петра стреляющий Иван?!

Прозревшей совестью встревожен,
Снимай шинель, сжигай бушлат.
Ведь деды снова переможуть
И всех фашистов победят.

В раю

А в раю топтались по ногам,
Как в набитом поезде метро.
– На хрена ты вбыв мэнэ, Иван?
– Я в нациста целился, Петро…

Безупречен смерти бумеранг.
Нет в раю ни званий, ни погон.
– Значит, это ты подбил мой танк?
– Потому что ты спалыв мой дом.

– Понимаешь, это за АТО…
– Чуяв дзвин – не знав звидколы вин…
– Зря я погубил тебя, Петро…
– Та и я дарма тэбэ убыв.

Для Ивана – кончился бедлам.
А Петро кручинится вдвойне:
И на что мне рай сдался, Иван,
Если моя родина в огне?!

Убийцы не побеждают

Потомков предупреждали
Кантария и Егоров:
Убийцы – не побеждают.
Убийцы – умрут с позором.

Увянут хоругви флагов,
И древко переломится.
Над грудой руин Рейхстага
Вспарят облака и птицы.

Горячий от крови камень
Остудит весенний ветер.
И встретит солдат цветами
Рыдающая планета.

Изранена, но живая:
Надеется, верит, любит.
Убийцы не побеждают!
Так было, и есть, и будет.

Ушанка

Разрывается там, где тонко,
Рассыпается всё, что шатко.
Как сухая горит соломка –
Полыхает на Сеньке шапка.

Он хорошенький, он святоша,
Он в перчатках лакейских белых!
Но огонь обжигает кожу,
И ликует: палю за дело!

Ничего-то не сделал Сеня.
И ни в чём он не виноватый.
А пожар прожирает темя
Плавит мозг его серый, ватный.

Хоть он в башенке, хоть он в танке –
Выдаёт с головою вора.
Вот такая она, – ушанка, –
Не укроешь под ней позора!


Рисунок: Пол Рид (Великобритания)

от Светлана Севрикова

Родилась в 1974 году, в украинском селе под Бердянском на улице Свободы. После переезда в Москву в начале девяностых годов училась в Литинституте, долго работала «чтобы выжить», пока не нашла любимую профессию по призванию.

Добавить комментарий