44 Views

* * *

Ангел с дудочкой
Дьявол с удочкой

Ангел Бога прославляет
Дьявол души уловляет

Ангел с песенкой
Дьявол с лесенкой

Ангел сердце обнадёжит
Дьявол в ад сойти поможет

И до самого дедлайна
Ангел – вира дьявол – майна

А живёшь и сам не знаешь
Что себе ты выбираешь

Жизнь лоскут шагреневый
Или куст сиреневый

5 июня 22

* * *

Наталка венчалась с Андреем невинной,
И он надевал ей колечко невинный.
Ему девятнадцать годов с половиной
И ей восемнадцать годов с половиной.

На свадьбе, конечно, шумели и пели,
Оставили вместе, как кинули в воду,
Они и понять ничего не успели
Какая-такая любовь и свобода.

А утром Андрея пришли и забрали,
Как в прошлых веках говорили – забрили,
Забрали, забрали от ласковой крали,
Умчали куда-то на автомобиле.

А дальше Серёжа, с Поволжья Серёжа
Снаряд тупорылый умело заправил.
И тело андреево так искорёжил,
Что сразу Наталку вдовою оставил.

А наша Наталка светла и прелестна
По дому летает, как птица лесная,
И ей ничего ни о чём неизвестно.
А мы вот стишок прочитали и знаем.

4 июня 22

* * *

За всем этим приглядывал Гомер:
За книжными тяжёлыми шкафами,
Где уживался мальчик Сэлинджер
С японским гражданином Мураками,

Где по морю метался Белый Кит,
Где золотоискатели лихие
Джек Лондона, где маялся Майн Рид,
Вдали своей оранжевой стихии.

Там был я кавалером де Грие,
Гринёвым, Гариным и даже Смердяковым,
То под водой на двадцать тысяч лье,
То гвоздик в холстомеровской подкове.

На всё это забил весёлый призывник,
В красивый камуфляж одетый,
Рукой, ни разу не листавшей книг,
Пускающий смертельную ракету.

4 июня 22

* * *

Говорят, что это выдумано.
Что это никакой не ад, даже не чистилище.
Руки как бы связали и как бы выломали
Выпускникам театрального училища.

Согласитесь, что было бы наивно
Верить в ужасы такие.
Встали, отряхнулись, получили хорошие гривны
И газанули в сторону Киева.

Их и хоронят понарошку,
И подвалы инсценированные,
А померли, кому по годам положено
И не вакцинированные.

Всё это в Канны или для «Оскара»,
Для престижных кинопремий.
Спросите вот кота с порванными полосками
Он там был всё это время.

Развей, усатый, все эти фейки,
Покончи с враньём навсегда и разом.
Ничего не отвечает котофейка,
Только смотрит заплывшим единственным глазом.

3 июня 22

Унесённые Путиным

Унесённые Путиным делают вид,
Что они прижились. Или прижились на самом деле
Видят непривычный зрению вид,
Проснувшись в чужой земле, как в чужой постели.

Пытаются смыть со щёк несмываемый лейбл.
Разводят руками: мы то чего?
Вивьен Ли, Кларк Гейбл,
Маргарет Митчелл.

Унесённые Путиным учат чужой хлеб,
Неделя, месяц, другой. Уже не горек.
Начинают разбираться в бухле.
Одежда дешева. Проезд дорог.

Папа, помолчи, это ты там ветеран.
У мамы кончился лозап. У всех кончаются нервы.
Сам собой в ванной сломался кран.
А это семьдесят евро.

Двести долларов. Сто сорок шекелей.
Четыреста лари.
Что-то мы промылили, что-то мы прощёлкали,
Процеловали.

Унесённые Путиным переживают за кота,
Глаза с каждым днём грустнее, шерсть тусклее.
Воздух ему не тот? Вода не та?
Молчит, будто наелся клею.

В английском языке почти полмиллиона слов.
Кому здесь нужна диссертация про Васнецова?
Я просто спросил – какое сегодня число,
Ты снова начинаешь? Это я снова? Это ты снова.

Колпашников переходит в Ленком.
Украли Кремль. Открыли сезон. Закрыли «Эхо».
Он мудак! Он жил мудаком и помрёт мудаком!
Почему Чехов? Какой Чехов? При чём здесь Чехов?

2 июня 22

* * *

Я смотрю в зеркало. На женщину. На кота.
На любимую живопись. Слушаю курлык-курлык и гули-гули.
Тебе сказали, что мир спасёт красота.
Тебя обманули.

Вся красота поставлена к стене,
С открытым для выстрела затылком.
И ненависть извивается во мне,
Как змея, затиснутая в бутылку.

30 мая 22

* * *

Мы о разбитых этажах,
о ледяных подвалах,
Чужую смерть, чужой безумный страх
Забудем, как и не бывало.

Среди житейских мелочей,
И жизни по привычке.
Мы имена убийц и палачей
Забудем, как собачьи клички.

Ну согласись? Нельзя же помнить вечно
О неприятном, смятом, изувеченном…
Забыть – ведь это так по-человечески.
Да будь ты проклято, такое человеческое!

30 мая 22

* * *

А вот ещё – ракета в Лувр влетела.
Мы, чессно слово, и не ожидали.
Где мы – где ваши Северодонецки.
Ну хорошо ещё уже к закрытью.
И, вообще, музей для иностранцев,
Когда туда ходили парижане?
И что забавно – аккурат в «Джоконду»!
А что по мне, так эта «Мона Лиза»
Ужасно перехвалена. Страшна
И эти маленькие ручки. Видно,
И пиццы приготовить не умеет.
Теперь уж никогда не приготовит.

27 мая 22


Рисунок: Мариуш Левандовски (Польша)

Добавить комментарий