318 Views

Бесснежное поведение

Дома – не выше деревьев.
Окоп – не глубже могилы.
В карманах моих дырявых
Сквозняк восстановит силы.
Забрызгано небо кровью.
Запахано поле танком.
И нет ощущений, кроме:
Успел-таки на «Титаник».
Отложит война икринки.
Взлетит на чердак винтовка.
Конец февралю. И крикнешь:
«Не только ему, не только…»

Вечная память

Зима — это холмик над летом,
Который никак не сойдет.
Налейте и хватит об этом!
Февраль — на извилинах лед.
На зеркале страх отраженья,
И пыль оттого не видна.
На мраморе изображенье
Всю ночь полирует луна.
Поминки — любовь без закуски.
Поэзия — пульс тишины.
И русское поле без русских.
И с прошлым война без войны.

Реформатор

Что мы знаем о нем? Ничего.
Он себя величает – Володей,
Образ жизни ведет кочевой –
Но его не видали в болоте.
Он подобен подошве луны:
Внешний лоск – но следов не оставит.
Чем мы так увлеченно больны,
Что в крови размножаются сталины?
Не войска за собою повел,
А направил на штурм банкоматов.
И снаряд задирает Подол
По его искрометной команде.
Он за Путина голосовал,
Но хотелось быть ближе к народу:
Он включал по утрам сериал
И смотрел до конца бутерброда.
Хлеба, зрелищ – чего-то еще
Сердце просит… А, может быть – пенсии?
Путь наш – в знаках «Обгон запрещен».
И, заметьте, обгон – не в претензии.

Песенка белого ворона

Трудно и Мурке без Васьки, и Ваське без Мурки,
Очень непросто свинье подружиться с гусём…
Мучился заяц в оранжевой беличьей шкурке —
Трудно быть зайцем, когда ты родился лосём.

Мне без тебя — неуютно, нетрезво, нелепо.
Я не орёл — так и слово, блин, не воробей…
Вирши мои не читаются справа налево,
Мысли мои — о тебе, о тебе, бе-бе-бе.

Не принимаю дрессуру, цензуру, микстуру;
Может, кому-то цикута семейная — мёд…
Жить одному — это грудью закрыть амбразуру,
Женского счастья заставить молчать пулемёт.

Тряпкой волны осень пыль вытирает с утёса —
Только зима может осени дать по рукам…
Лодке без бакена лучше, чем морю без вёсел,
А лучше всех — в небесах голубым облакам!

Делать как все — перед серостью встать на колени,
Думать как все — это раком елозить по дну…
Вы не подскажете — тысяча сто извинений —
Может быть, этот троллейбус идёт на войну?

Game over

Читать, писать, считать мы научились,
Преодолеем пропасть в два прыжка,
И позволяют изредка врачи нам
Не думать о секундах свысока.
И если очень-очень осторожно,
И на лице следов не оставлять –
Писать стихи со словом «путин» можно,
Другой вопрос – кто будет их читать.
Я не люблю, когда – наполовину,
Когда нога – отдельно от башки.
Какой успех – захапать сердцевину
И распродать вершки и корешки…
Не проследишь, кому и сколько порций,
Когда бесплатным сыром занят рот…
Уходят стихотворцы в миротворцы,
А как бы сделать, чтоб – наоборот?
Но кто мы есть – для нас самих загадка,
Известно только, что до той поры,
Покуда Мармеладовым несладко,
Раскольниковы точат топоры.
Венчают муси-пуси с джага-джагой –
Все хорошо, маркиз де Беспредел!..
Вот только не хватает Окуджавы
И тех, кто взяться за руки хотел.

Coda

Дождь пошел – слезам не выжить.
Времена спецопераций.
Бог в погонах моет крыши
Городских администраций.

В кайф министру обороны
Нам с экрана строить глазки.
Снится мстителям народным,
Что они – еще не сказки.

Тенор тенором освистан,
Но нельзя прервать рулады,
Как нельзя быть пацифистом
На вершине баррикады.

Сайдинг, ламинат и пластик –
Соль на раны древесины.
В коридорах нету власти.
В кабинетах нет России.

Песенка о последнем стиляге

Секреты не ладят с тайнами.
Гагарину пишут: «Юра, …»
А в старости мало стадности.
А в юности много юга.
Загаданное не сбудется.
Взрослеют стихи на стуле.
Мишенями не любуются.
В мишень посылают пули.

Звенят на ветру копеечки.
Наживка нема как рыба.
К забвению – по ступенечке.
К величию – шаг с обрыва.
Убийце не каламбурится.
Пословица устарела.
Мишенями не любуются.
В мишень посылают стрелы.

И что-то не очень важное
С утра назовешь закатом.
Как голубь склюет бумажное,
Останется вновь за кадром.
Кто выйти решил на улицу,
Тот держится независимо.
Мишенями не любуются.
К Мишель посылают письма.

Сравнительный анализ

Лишний вес или анорексия –
Разве повод рыдать в подушку?
Есть такая болезнь – Россия,
Что дает осложненье на душу…

1 марта

И снова весна.
Наступает без крика «вперёд».
На крики «ура» —
Невесеннее оцепененье.
Молчит воробей.
Если рот свой раскроет — соврет.
Соседская кошка
От запаха крови пьянеет.
Привычно темно.
И обстрелам не видно конца.
Деревья без веток —
Как будто их ветром сломало.
А кукла в подвале
Не знает про свинство свинца —
Про звукопись ночи
Твердит при нажатии «ма-ма».

Февраль без правил (черно-белая песня)

Каждый сникерс чипирован –
План разгадан коварный.
Долго эмансипирует
Незамужняя в ванной.
Засосало под ложечкой –
Ставишь Верку Сердючку.
Посмотри-ка в окошечко –
Дождь со снегом под ручку.
Прогуляюсь по садику
С длинноногой блондинкой.
Управляет осадками
Человек-невидимка.
Управлял субмариною
Витязь в белой рубашке…
Заодно с Украиною –
Желто-синие башни.

Марш-бросок

Буквой «зю» мы стояли –
В сражении за урожай.
И ссыпалась картошка –
Как деньги в мешки победителей.
А к весне этот вкусный
Военный трофей дорожал –
И учился студент
Поднимать третий тост за родителей.
«Приезжай погостить»
Из Херсона писала родня.
Каждый год приглашали –
Но лето в Сибири стремительно…
И взревели моторы,
И вмиг запылилась броня.
Никому не казалась
Поездка та ознакомительной.
Нас выходят встречать
Отдающие землю свою –
Нет улыбок на лицах
И взгляды чужие, колючие.
Буква «зет» уцелела
На танке, подбитом в бою.
А кто в танке сидел –
Те, увы, не такие живучие.


Рисунок: Рита Кватрокки (Италия)

Добавить комментарий